Translate

понедельник, 9 июня 2014 г.

К вопросу о творческом.

Сейчас читаю книгу А.Гуггенбюль-Крейг "Благо Сатаны. Парадоксы психологии". Сейчас я переосмысливаю отношение к творчеству, и эта книга предлагает мне взгляд психотерапевта-юнгианца на проблему творчества.
Долгое время для меня творчество было рациональным и сознательным актом. Читая Райли "Золотая жила", для меня оставалось непонятным ее заявление насчет божественности, которая творит через нее. И еще сложнее было последовать ее совету "просто поверить" в то, что действует некая третья сила. Сейчас я начала понимать, что именно имела в виду Райли. Для меня стало понятно, что я воспринимала свое творчество через эго. Конечно,  при таком положении дел эго будет воспринимать творчество как способ своего укрепления и инфляции, то есть эго будет иметь тенденцию к своему раздутию. Типология Юнга помогла мне рассмотреть, что заслуги эго  не являются единственными. Иная неосознаваемая сила действует во мне, эта мысль породила любопытство, теперь я с интересом наблюдаю, что же получится в итоге, в некотором смысле я ослабила вожжи контроля.
Очень познавательной у Гуггенбюля мне увиделась его классификация творческого процесса. Я считаю, что в чистом виде трудно выделить трансцендентного творца, личного и коллективного. В конечном счете в каждом человеке есть эти три составляющие. Разумеется, соотношение этих составляющих может быть разное, что в итоге и отражается в продукте творчества.

Однажды я прочитал о психологическом журнале следующее объявление: «Психологический курс за пять уик-эндов. Как стать творческим, спонтанным и независимым человеком? Посетив наши курсы, вы сможете развить свои творческие способности, обрести спонтанность и стать психологически независимым человеком». Я разозлился. Автор рекламы употреблял слова, набившие оско­мину. Как часто слышал я их, когда речь заходила о психологии, и я решил незамедлительно заняться этим вопросом...
...Я предлагаю честно ответить на следующий вопрос: есть ли в дей­ствительности основания полагать, что к творчеству предрасполо­жены все люди без исключения?...
...Я хочу выдвинуть сле­дующий постулат: характер и аура произведения искусства в очень незначительной степени связаны с личностью творца... Порой возникает даже ощущение, что художник трудится над воплощением чужого замысла. «Можно ска­зать лишь то, что та или иная картина является такой, какая она есть, какой она возникла, какой ее задумал Бог», - сказал Пабло Пикассо.
Творчество, по моему глубокому убеждению, всегда безлично и оказывает трансцендентное влияние на личность. Таким образом нам следует вести речь о трансцендентном творчестве; личность художника предстает в этой связи в виде инструмента, имеющего мало точек соприкосновения с материалом произведения.
Я уже указывал на то, что понятие творчества часто воспринимают иначе, и с моей стороны было бы снобизмом не обратить на это внимание. Существуют произведения пациентов, в которых находят выражение их личные проблемы. Однако удоволь­ствие от подобного занятия получают не только пациенты, но и огромное количество других людей, пишущих картины, поющих, музицирующих для себя или для своей семьи, желающих поразить своих друзей или любимого. Сферы приложения творческих способ­ностей человека неисчислимы, творческая энергия оживляет все, к чему бы ни прикоснулась его рука. Знакомые нередко изумляют нас своими талантами, однако созданное ими имеет весьма локальное значение.
Вышеперечисленные занятия можно охарактеризовать как лич­ное творчество в отличие от творчества трансцендентного. Личное творчество широко распространено и , в принципе, возможно для каждого, поскольку, в конце концов, любой человек что-то из себя представляет и обладает узнаваемыми чертами, которые может выра­зить в своем произведении. И несмотря на то что и в первом, и во вто­ром случае мы употребляем слово «творчество», речь идет о двух разных феноменах, один из которых, говоря по существу, не может носить подобное название. Вероятно, целесообразнее было бы гово­рить в контексте личного творчества о рефлексии, самовыражении и т. п. Личное творчество имеет важное психологическое значение, но мне не но душе склонность некоторых любителей примерять на себя легендарную мантию трансцендентного творчества. Такая одежда им не по плечу. Степень страдания и сила призвания транс­цендентного художника и не снилась рисовальщику-любителю, не выходящему за рамки собственной личности.
Рассмотрим далее третий вид творчества, наиболее ярким выра­жением которого являются профессии изготовителя больших партий эстампов и кутюрье. Подобные люди могут сделать набросок, создать силуэт, которые будут пользоваться большим спросом и станут мод­ными на несколько лет, У них есть способность предугадывать мод­ную тенденцию. Знаменитые кутюрье отнюдь не всегда выступают в роли законодателей вкуса, нередко они становятся выразителями коллективных веяний, которые указывают на грядущий спрос. Никто не отрицает, что среди кутюрье встречаются действительно трансцен­дентные художники. Однако чаще всего речь идет о том виде творче­ства, который можно было бы охарактеризовать как коллективный. Подобный художник в процессе творчества действует с оглядкой на тенденции, наметившиеся в обществе, и успех его напрямую зависит от того, насколько верно он их уловил. В негативном смысле данный вид творчества является истерическим. Подобным образом «творят» многие писатели и психологи, имеющие нюх на модную тему.
Таким образом, нам следует отличать трансцендентное, лич­ное и коллективное творчество. Слово творчество не должно создавать превратное впечатление, что перед нами три одинаковых феномена,— они совершенно разные. К сожалению, многие этого не понимает и смешивают три вида творчества, два из которых при­сваивают себе лавры трансцендентного творчества.

А.Гуггенбюль-Крейг Благо Сатаны. Парадоксы психологии.